Адрес: 02095 Киев-95, ул. Срибнокильская 14-а, кв.108

КАФЕДРА ЧЕЛЮСТНО-ЛИЦЕВОЙ ХИРУРГИИ ИНСТИТУТА СТОМАТОЛОГИИ
НАЦИОНАЛЬНОЙ МЕДИЦИНСКОЙ АКАДЕМИИ ПОСЛЕ ДИПЛОМНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ИМ. П.Л. ШУПИКА МЗ УКРАИНЫ

Проблема гнойных осложнений и инфекций, поражающих челюстно- лицевую область диагноз абцесс лечение в настоящее время является чрезвычайно актуальным. Оно неоднократно было предметом обсуждения на конгрессах, съездах, симпозиумах, конференциях и других форумах, как в нашей стране, так и за рубежом. Ее разработке посвящены многочисленные исследования отечественных и зарубежных авторов.
Более сорока лет назад, т.е. в период массового применения антибиотиков, даже небольшие дозы этих препаратов предотвращали развитие гнойных осложнений, в том числе абцесса, сепсиса и медиастинита. Успехи, достигнутые в лечении гнойных осложнений и инфекций, были настолько велики, что многие врачи считали проблему профилактики и лечения абсцесса и хирургической инфекции решенной. Это привело к тому, что они стали пренебрегать установленными принципами и приемами антисептики. В хирургических стационарах приступили к постепенной ликвидации отделений по лечению абсцесса и гнойных осложнений и инфекций. Широкое применение антибиотиков привело к изменению видового состава и свойств гноеродной микробной флоры, а это, в свою очередь, к снижению эффективности антибиотикотерапии. В последние годы отмечено увеличение частоты гнойных послеоперационных осложнений, переход острых гнойно-воспалительных процессов в хронические, а также увеличение числа случаев летальных исходов в результате гнойных заболеваний и их осложнений. Все это вновь привлекло внимание врачей к проблеме гнойной инфекции.
Несмотря на применение антибиотиков, число гнойных осложнений неуклонно увеличивается и в настоящее время оно достигло уровня 40-50-х годов прошлого столетия.

Причинами роста числа больных с воспалительными заболеваниями мягких тканей челюстно-лицевой области и шеи абсцессы являются следующие факторы:

— поздняя обращаемость за медицинской помощью, которая связана с недостаточно активным проведением санитарно-просветительной работы среди населения;
– врачебные ошибки, допущенные в догоспитальный период лечения, а нередко и самолечение больных;
– установившийся стереотип в назначении медикаментозной терапии; поздняя диагностика заболеваний и развившихся осложнений, а следовательно, и неправильная тактика лечения;
– изменения видового состава возбудителей заболеваний и снижение реактивности организма больных.
В клинике челюстно-лицевой хирургии гнойно-воспалительные заболевания мягких тканей являются одним из наиболее распространенных видов патологии. В последние годы число больных с этими заболеваниями значительно увеличилось, усугубилась тяжесть течения процесса, что нередко приводит к таким тяжелым и грозным осложнениям, как медиастинит, абсцесс, сепсис, тромбофлебит вен лица и синусов головного мозга.

По данным клиники челюстно-лицевой хирургии Национальной медицинской академии последипломного образования им. П.Л. Шупика, с января 1990 г. по декабрь 2012 г. отмечен рост числа больных с воспалительными заболеваниями лица и шеи с 57,2% до 72,4%.

Распространенность высокопатогенных и устойчивых к антибиотикам микроорганизмов приводит к возникновению тяжелых форм воспалительных заболеваний челюстно-лицевой области, сопровождающихся выраженной интоксикацией, нарушением иммунологического статуса организма, в результате чего снижается содержание гуморальных и клеточных факторов иммунитета, что способствует развитию тяжелых осложнений (сепсиса, медиастинита и др.).
особенностью одонтогенных очагов воспаления является то, что дефекты твердых тканей зуба, являющиеся входными воротами инфекции, не возмещаются естественным путем. Это обусловливает постоянное дополнительное инфицирование тканей челюстно-лицевой области и способствует формированию очагов хронической инфекции. Между таким очагом инфекции и организмом больного устанавливается своеобразное динамическое равновесие. оно может быть нарушено в результате иммунологической реактивности организма больного, повышения вирулентности инфекционного начала, либо при повреждении соединительнотканной капсулы, окружающей инфекционный очаг.
Применяемые в настоящее время при диагнозе абсцесс лечение различных форм осложненного кариеса – пульпитов, периодонтитов – нельзя признать совершенными. Хронические очаги воспаления при терапевтическом лечении периодонтитов исчезают не сразу после завершения пломбирования каналов в зубе даже в том случае, если это лечение оказывается полноценным. У 22% больных очаги хронического одонтогенного воспаления исчезают через 4-8 мес, а у 68% – только через 1-2 года и более.
В клинике челюстно-лицевой хирургии и хирургической стоматологии абсцесс челюстно-лицевой области и шеи, по частоте своего возникновения, занимают одно из первых мест. Таким образом, актуальность данной темы исследования не вызывает сомнений.

Учитывая вышесказанный полимикробный характер гнойного очага при диагнозе гнойные осложнения, абсцесс лечение наше внимание привлёк антисептический препарат “Аргодерм”.

Цель данного исследования – определить эффективность препарата “Аргодерм” для местного лечения абсцесса и больных с диагнозом абсцесс челюстно-лицевой области и шеи.

Материал и методы обследования:

Для решения поставленной задачи нами было обследовано 38 больных с диагнозом абсцесс челюстно-лицевой области и шеи в возрасте от 17 до 67 лет, которые находились на лечении в отделении челюстно-лицевой хирургии КГКБ № 12.

Всех 38 обследуемых с диагнозом абсцесс для лечения мы разделили на две группы наблюдения:

I группа (основная) – 20 больных, которым в комплекс общепринятого медикаментозного лечения для местного воздействия на гнойную рану, в гнойно-некротической фазе течения раневого процесса (после вскрытия абсцесса), использовали “Аргодерм” в качестве антисептического препарата, которым пропитывали диспергированные волокнистые углеродные сорбенты (волоконный углеродный материал медицинского назначения);
II группа (контрольная) – 18 больных, которым в комплекс общепринятой терапии при диагнозе абсцесс лечение проводили местным воздействием на гнойную рану, в гнойно-некротической фазе течения раневого процесса (после вскрытия абсцесса), применили 0,1 % стерильный раствор хлоргексидина биглюконата для пропитывания антисептических повязок, которые накладывали на гнойную рану совместно с мазью – левосин (левонорсин, левомеколь).
Всем больным проводили хирургическое лечение (удаление причинного зуба и вскрытие абсцесса) с последующим медикаментозной терапией (включало антибактериальное, дезинтоксикационное, общеукрепляющее и симптоматическое лечение, иммунотерапию). Разница в проводимом лечении абсцесса между обследуемыми группами заключалась только в том, что больным I (основной) группы для местного лечения гнойной раны использовали “аргодерм”, а больным II (контрольной) группы – хлоргексидин.

При госпитализации и в динамике с диагнозом абсцесс лечение больных проведено общеклиническое обследование.

Последнее включало: осмотр, пальпацию, сбор анамнеза, рентгенографию челюстей и другие методы. Мы провели сравнительный анализ действия “аргодерма” и хлоргексидина по местной клинической симптоматике. Изучены края послеоперационной гнойной раны (выраженность гиперемии и их инфильтрация), её стенки (в зависимости от выраженности налёта фибрина, наличия участков некроза, гнойного или серозного их пропитывания), отделяемое из гнойной раны, сроки появления грануляций. Нами также была изучена выраженность воспалительной инфильтрации околочелюстных мягких тканей.
Клинические симптомы и полученные цифровые данные лабораторных обследований обработаны вариационно-статистическим методом с использованием персонального компьютера. Достоверность результатов обследования вычисляли согласно критериям Стьюдента. Различия считали достоверными при р < 0,05.

Диагноз абсцесс его лечение, результаты обследования и их обсуждение.

определены изменения выраженности воспалительной инфильтрации краёв гнойной раны у больных с диагнозом абсцесс челюстно-лицевой области и шеи в динамике лечения. Установлено, что на следующий день после вскрытия гнойника выраженная воспалительная инфильтрация краёв гнойной раны была отмечена в 100% случаев, как в основной группе наблюдения, так и в контрольной.

На 3-4 день больные с диагнозом абсцесс лечение проводили местно “аргодермом” (основная группа)выраженная воспалительная инфильтрация краёв гнойной раны наблюдалась у 10 больных (в 50%) и умеренная – у 10 больных (в 50%). На 3-4 день проводимого лечения хлоргексидином (контрольная группа) выраженная воспалительная инфильтрация краёв гнойной раны встречалась у 16 больных (в 89%), а умеренная – у 2 обследуемых (в 11%).

На 7-8 день больные с диагнозом абсцесс лечение “аргодермом” умеренная воспалительная инфильтрация наблюдалась у 4 больных (в 20%), а у остальных – воспалительная инфильтрация краёв раны была незначительной. На 7-8 день проводимого местного лечения хлоргексидином умеренная воспалительная инфильтрация краёв гнойной раны обнаружена у 9 обследуемых (в 50%), а у остальных – воспалительная инфильтрация краёв раны была незначительной.
Выявлены изменения выраженности налета фибрина на стенках гнойной раны у больных с абсцессами челюстно-лицевой области и шеи в динамике проводимого лечения. Установлено, что на следующий день после вскрытия абсцесса выраженный налёт фибрина стенок гнойной раны был отмечен в 100% случаев в обеих группах наблюдения.

На 3-4 день больные с диагнозом абсцесс лечение проводили местно “аргодермом” (основная группа) выраженный налёт фибрина стенок гнойной раны гнойной раны наблюдался у 12 больных (в 60%) и умеренный – у 8 больных (в 40%). На 3-4 день проводимого лечения хлоргексидином (контрольная группа) выраженный налёт фибрина стенок гнойной раны встречался у 14 больных (в 78%), а умеренный – у 4 обследуемых (в 22%).

На 7-8 день абсцесс лечение “Аргодермом” умеренный налёт фибрина стенок гнойной раны наблюдался у 4 больных (в 20%), а у остальных (80%) – налёт фибрина стенок гнойной раны был незначительным. На 7-8 день проводимого местного лечения хлоргексидином умеренный налёт фибрина стенок гнойной раны обнаружен у 9 обследуемых (в 50%), а у остальных (50%) – налёт фибрина стенок гнойной раны был незначительным.
Уточнено наличие гнойно-серозного пропитывания стенок гнойной раны у больных с диагнозом абсцесс челюстно-лицевой области и шеи в динамике проводимого лечения. Установлено, что на следующий день после вскрытия очага гнойное пропитывание стенок гнойной раны было отмечено в 100% случаев, как в основной группе наблюдения, так и в контрольной.

На 3-4 день диагноз абсцесс лечение проводили местно Аргодермом (основная группа) гнойное пропитывание стенок гнойной раны наблюдалось у 9 больных (в 45%), а серозное – у 11 больных (в 55%). На 3-4 день проводимого лечения хлоргексидином (контрольная группа) гнойное пропитывание стенок гнойной раны встречалась у 14 больных (в 78%), а серозное – у 4 обследуемых (в 22%).

На 7-8 день диагноз абсцесс лечение Аргодермом серозное пропитывание стенок гнойной раны наблюдалось у 6 больных (в 30%), а у остальных пропитывания стенок гнойной раны уже не было. На 7-8 день проводимого местного лечения хлоргексидином серозное пропитывание стенок гнойной раны обнаружено у 8 обследуемых (в 44%), а у остальных пропитывания стенок гнойной раны отсутствовало.
определено наличие отделяемого из гнойной раны у больных с диагнозом абсцесс челюстно-лицевой области и шеи в динамике проводимого лечения. Установлено, что на следующий день после вскрытия патологического очага гнойное отделяемое из послеоперационной раны было отмечено в 100% случаев, как в основной группе наблюдения, так и в контрольной.

На 3-4 день больные диагноз абсцесс лечение проводимого местно Аргодермом (основная группа) гнойное отделяемое из раны наблюдалось у 8 больных (в 40%), а серозное – у 12 больных (в 60%). На 3-4 день проводимого лечения хлоргексидином (контрольная группа) гнойное отделяемое из послеоперационной раны встречалась у 12 больных (в 67%), а серозное – у 6 обследуемых (в 33%).

На 7-8 день абсцесс лечение Аргодермом серозное отделяемое из послеоперационной раны наблюдалось у 4 больных (в 20%), а у остальных – отделяемого из послеоперационной раны уже не было (80%). На 7-8 день проводимого местного лечения хлоргексидином серозное отделяемое из послеоперационной гнойной раны обнаружено у 8 обследуемых (в 44%), а у остальных – отделяемое из послеоперационной гнойной раны отсутствовало (56%).

определены сроки появления грануляций в послеоперационной гнойной ране у больных с диагнозом абсцесс челюстно-лицевой области и шеи в динамике проводимого лечения.

На 3-4 день диагноз абсцесс лечение проводилось местно Аргодермом (основная группа) появление первых ярко-красных грануляций в послеоперационной гнойной ране у больных с диагнозом абсцесс наблюдалось у 3 больных (в 15%), а в эти же сроки лечения хлоргексидином (контрольная группа) появление аналогичных грануляций в послеоперационной гнойной ране у больных с абсцессами мы не выявили.

На 5-6 день диагноз абсцесс лечение проводилось Аргодермом появление ярко-красных грануляций в послеоперационной гнойной ране у больных с диагнозом абсцессами наблюдалось у 14 больных (в 70%), а при лечении хлоргексидином только у 8 обследуемых (в 44%).

На 7-8 день диагноз абсцесс лечение проводилось местно Аргодермом появление ярко-красных грануляций в послеоперационной гнойной ране у больных с абсцессами обнаружено у всех обследуемых (в 100%), а при лечении хлоргексидином только у 14 больных (в 78%).

Выявлены изменения выраженности воспалительной инфильтрации околочелюстных мягких тканей у больных с абсцессами челюстно-лицевой области и шеи в динамике лечения.

Установлено, что на следующий день после вскрытия абсцесса выраженная воспалительная инфильтрация околочелюстных мягких тканей у больных была отмечена в 100% случаев, как в основной группе наблюдения, так и в контрольной.

На 3-4 день диагноз абсцесс лечение проводилось местно Аргодермом (основная группа) выраженная воспалительная инфильтрация околочелюстных мягких тканей наблюдалась у 9 больных (в 45%) и умеренная – у 11 больных (в 55%).На 3-4 день проводимого лечения хлоргексидином (контрольная группа) выраженная воспалительная инфильтрация околочелюстных мягких тканей встречалась у 14 больных (в 78%), а умеренная – у 4 обследуемых (в 22%).

На 7-8 день диагноз абсцесс лечение местное Аргодермом умеренная воспалительная инфильтрация околочелюстных мягких тканей наблюдалась у 2 больных (в 10%), а у остальных – воспалительная инфильтрация околочелюстных мягких тканей незначительная (90%). На 7-8 день проводимого местного лечения хлоргексидином умеренная воспалительная инфильтрация околочелюстных мягких тканей обнаружена у 7 обследуемых (в 39%), а у остальных (61%) – воспалительная инфильтрация околочелюстных мягких тканей была незначительной.

В основной группе наблюдения (при лечении “Аргодермом”) у 18 больных (в 90%) с абсцессами нам удалось наложить на гнойную рану ранние вторичные швы со 100% эффективностью. В контрольной же группе наблюдения (лечении хлоргексидином) нам удалось наложить на гнойную рану ранние вторичные швы у 9 больных с абсцессами (в 50%) с эффективностью в 89%.
ВЫВОДЫ:

На основании проведенных обследований больных с диагнозом абсцесс челюстно-лицевой области и шеи объективно доказано, что антисептический препарат Аргодерм, который используется для местного лечения абсцесса, гнойных осложнений и ран имеет выраженное антисептическое действие, которое значительно превосходит таковое у традиционных антисептических средств (хлоргексидин). Побочных действий препарата Аргодерм не обнаружено. 

У больных с диагнозом абсцесс челюстно-лицевой области и шеи препарат Аргодерм рекомендован для местного лечения абсцесса, гнойных осложнений и ран с целью профилактики развития гнойно-воспалительных осложнений.

Литература:
Тимофеев А.А. Руководство по челюстно-лицевой хирургии и хирургической стоматологии. – Киев. – 2012. – 1048 с.
Тимофеев Алексей Александрович (профессор)